Напишите нам
Ваше имя
Ваш e-mail
Сообщение

#ЧЕБОКСАРЫСЕРДЦЕВОЛГИ

Петр Петрович Хузангай

Знаете ли Вы страну такую,
Древнюю и вечно молодую,
Где в лесу тетерева токуют –
Словно песней сердце околдуют,
Где коль праздник – от души ликуют,
Коль работа — гору дай любую!
Знаете ли Вы такой народ,
У которого сто тысяч слов,
У которого сто тысяч песен
И сто тысяч вышивок цветет?
Приезжайте к нам — и я готов
Это все проверить с вами вместе.
П.П. Хузангай
Петр Петрович Хузангай — знаковая фигура не только в чувашской, но и в российской и мировой культуре. Нечасто случается, что парнишка, родившийся в бедной крестьянской семье, становится одним из лучших поэтов 20 века.

Детство и молодость поэта

Петр (Педер) Хузангай родился 22 января 1907 года в деревне Сихтерма (Сиктĕрме), которая тогда была частью Казанской губернии (сегодня — Алькеевский район республики Татарстан), в обычной крестьянской семье. Роды матери, Варвары Борисовны Казанковой (Варук Анне), были тяжелыми, ребенку предрекали скорую смерть. По медицинским показаниям, детей Варвара Борисовна больше иметь не могла.
интересный факт
В переводе с чувашского название деревни Сиктĕрме — «детская люлька», «колыбель».
Деревня Сихтерма в Татарстане
Деревня Сихтерма в Татарстане
Много позже поэт посвятит стихотворение своей малой родине:
Сиктĕрме мое! Немало
В колыбели и лесов,
И лугов меня начало,
Я всегда твой слышу зов.
Здесь и радость, и печали,
И тревоги бытия
Мне впервые прозвучали
В струях малого ручья.
Я бываю в дальних странах,
Где огни реклам — в упор.
Но милей мне, как ни странно,
Дым от трута до сих пор.
Годы гнут меня упорно,
Сердцу – всё ещё тепло
От твоей землицы черной,
Сиктĕрме, мое село!

П.П. Хузангай (1957 г.)
Как писал сам Петр: «Только одна забота была у родственников и близких: чтобы ребенок не умер некрещеным. Поэтому в тот же день, часа через два после рождения, морозным вечером понесли меня в сельскую церковь крестить. Дьякон-чуваш, видимо полный суеверных предрассудков, сказал: «Дадим ему имя отца, авось выживет...» Это означало следующее: когда ангел смерти Эсрель придет за моей душой, он не сразу разберется в двух одинаковых именах; а тем временем можно будет принести жертву доброму богу Пюлеху и нейтрализовать злую силу».

Как видно, языческие верования в то время плотно сосуществовали с христианской верой.

Односельчане говорили: «Чтобы угодить русскому богу, достаточно побывать в церкви за всю жизнь три раза». Имелось в виду — для крещения, венчания и панихиды. Зато языческие обряды, которые чуваши практиковали тысячу лет, были в ходу. Так, повитуха произвела над новорожденным символический обряд обрезания пуповины над топором и предсказала мальчику, что он станет плотником. Предсказание это не сбылось.

Мать поэта Варук (Варвара) происходила из чувашского крещенного рода Сидель. А вот прапрабабушка по отцовской линии была русской. Прапрадед будущего поэта женился на ней в Казани, которую чуваши называли Хузан. Именно от названия города и произошла фамилия поэта. Окончание «гай» в чувашском языке означает принадлежность. Но в ревизских сказках (переписях) того времени фамилия родителей будущего поэта значилась как Казанковы (на русский лад).
интересный факт
Мать поэта была знатной рукодельницей. Она вышивала шелком, плела кружева, вязала. И все время пела во время работы. Она говорила, что любовь к стихам, к напевности сын перенял от нее.
Петр Хузангай со своей матерью Варварой Борисовной
Петр Хузангай со своей матерью Варварой Борисовной
Мальчик с детства интересовался легендами, сказаниями, с удовольствием ходил на ночные посиделки («уллах»), на которые собирались парни и девушки. Но это было не часто. Как любой другой крестьянский сын, Петр с детства был приучен к труду. Он работал в поле, помогал по дому. Уже в 10–12 лет ему доверяли управление двухлемешным плугом для вспашки земли. Когда будущему поэту исполнилось 14, умер отец. Петр стал главой семьи.

В 1915 г. Петр пошел учиться в сельскую школу, тогда ее называли школой II ступени. В эти времена еще практиковали телесные наказания в воспитательных целях и преподавали «закон божий».
интересный факт
Читать мальчик научился самостоятельно, общаясь со старшими учениками.
Закончил школу Петр в 1923 г., уже при советской власти, когда она была преобразована в восьмилетнюю. Особое влияние на формирование личности поэта оказала учительница Наталья Яковлевна Яковлева. Ей посвящено трогательное стихотворение «Учительница»:
Сквозь даль годов я четко вижу: -
Зимою, нет, к весне поближе,
Со мною сверстники сидят,
Пожалуй, с дюжину ребят.
…Учительница понемногу
Нас выводила на дорогу.
Музы первые плоды?
И в них, и в них ее труды.

В этом же году Хузангай поступает в Чувашский педагогический техникум в Казани. Отучившись 2 года, бросает его и поступает в Восточный педагогический институт. Здесь он с упоением слушает лекции по истории чувашского языка известного ученого профессора Н.И. Ашмарина, этнографа, историка Н.В. Никольского, языковеда В.Г. Егорова, культуролога Г.И. Комиссарова-Вандера.
Хузангай писал о том, как поразил его большой город, показал ему жизнь, которую деревенский паренек раньше не знал. Двадцатые годы прошлого века — это расцвет НЭПа (новой экономической политики), когда открывались частные рестораны, кинотеатры и магазины с яркими витринами.

Но было в это время и другое. Хузангай посещает литературные вечера, участвует в диспутах («Есть бог или нет», «Можно ли комсомольцу носить галстук», «Когда наступит мировая революция»), выступает со своими первыми стихами.

В 1924 г. состоялась первая публикация поэта в чебоксарском журнале «Сунтал» («Наковальня»). Радуясь тому, что стихи были напечатаны, Петр даже не подозревал, что за это полагается гонорар. Он получил его только через год, когда переехал в Чебоксары и посетил редакцию журнала. За 6 лет в этом журнале опубликовано около 30 произведений чувашского поэта.
Петр Хузангай
В Казани в 1928 г. чувашский поэт познакомился с Владимиром Маяковским. Петр Хузангай вместе с другим чувашским литератором Мигулаем Шелеби пришли в гостиницу «Казанское подворье», где остановился «поэт революции». Он очень заинтересовался творчеством своих коллег, расспрашивал про чувашский язык, интересовался, есть ли переводы его стихов на чувашский. Позже Хузангай переведет на чувашский три поэмы Маяковского: «Левый марш», «Владимир Ильич Ленин» и «Во весь голос».

Знакомство с чувашскими литераторами нашло отражение в стихотворении Маяковского «Казань»:
Марш
          ваш —
наш марш.
Я —
          чуваш,
послушай,
          уважь.
Марш
          вашинский
так по-чувашски...

Становление поэта

Прежде чем стать профессиональным литератором, Хузангай испробовал множество занятий. Он работал корректором, статистиком, судебным переводчиком. В 1925 г. он отправился в 9-месячное путешествие по Средней Азии и Кавказу, выполняя различные поручения редакции. В 1926 г. принимал участие во Всесоюзной переписи населения, работал в Туркменистане во время земельно-водной реформы. Впечатления, полученные во время этих странствий, Хузангай выражал в своих произведениях.

Как вспоминал сам Петр: «Средства мои составлялись из случайных заработков: я носил чемоданы на вокзалах и пристанях, нанимался выбивать ковры или рубить дрова. Это давало мне возможность заглянуть за глинобитные стены караван-сарая, в скрытую от посетителей подлинную — и фигуральную — кухню чайханы или духана, в частные дома и квартиры. Слово НЭП еще грело многих обывателей: частные магазины, рестораны, ночлежки, караваны — все это было обычным явлением».

В 1928 г была издана его первая книга стихов «Уяртсан» («Когда прояснится»). Основные темы поэзии Хузангая 1920 гг. — возрождение родного чувашского народа, его языка, культуры, интимная лирика. Поэт вводил в лирические произведения конкретные факты биографии и впечатления от поездок по стране (циклы «Савни» («Любимая»), «Хура пĕркенчĕк» («Черная чадра»), «Кăнтăр кĕввисем» («Южные мотивы»).
В. Митта, П. Хузангай, И. Яковлев. Казань. 1929 г.
В. Митта, П. Хузангай, И. Яковлев. Казань. 1929 г.
В 1931 г. поэт, не доучившись в Восточном педагогическом институте, переезжает в Москву, где работает в редакции чувашской газеты «Коммунар». Его стихи и поэмы тридцатых годов в отличие от напевной лирики раннего периода, выдержаны в более жестком ораторско-публицистическом стиле. Они представляют собой отклик поэта на события внутри страны и в мире: «Паянхи поэма» («Сегодняшняя поэма», 1930), книга «Сулмак» («Размах», 1934), поэма «Магнитту» («Магнит-гора», 1933).

В 1934 г. Хузангай становится членом Союза писателей, принимает участие в съездах. Однако критики в эти годы не всегда были благосклонны к его творчеству. Поэта обвиняли в национализме и упадничестве. Это даже привело к аресту в январе 1938 г.

В тюрьме во время следствия молодой поэт продолжал работу над новым стихотворным циклом, «Тилли юррисем», опубликованном только в 1962. Следствие завершилось более чем через полтора года, в августе 1939 г., Хузангая освободили по решению суда. Тюремное заключение подорвало здоровье поэта, и он был вынужден длительное время лечиться, для чего уехал в Ленинград.

Период Великой Отечественной войны

Великая Отечественная война вновь изменила жизнь чувашского поэта. Петр Хузангай начал военную службу в 1942 г. рядовым солдатом Донского фронта в составе 270 и 273 стрелковых дивизий. Позже этот фронт соединится со Сталинградским. Именно под Сталинградом Петр станет коммунистом.

Вот что писал об этом сам поэт: «Кто на диске автомата, кто на лопате, кто на опрокинутом котелке писал, положив клочок бумаги: «Если в завтрашнем бою меня убьют, прошу считать коммунистом». Так же писал и я, рядовой солдат».
Письмо Петра Хузангая с фронта. 1944 г.
Письмо Петра Хузангая с фронта. 1944 г.
Тема войны была воплощена в его фронтовых стихах и поэмах: «Таня» (посвящена подвигу Зои Космодемьянской, 1942), «Çĕнтерÿ юрри» («Песнь победы», 1945), романе в стихах «Аптраман тавраш» («Род Аптрамана»), судьбы героев которого проходят через горнило войны. В часы затишья между боями поэт читал стихи своим военным товарищам. Например, это:
До скорого свиданья, журавли,
Летать вам далеко-далече!
Весною на полях моей земли
У нас иная будет встреча.
Пока же – равнодушный млечный путь
И звезд холодных мириады
Тоска, что до утра не даст уснуть,
И зарево над Сталинградом...

Хузангай продолжил свой боевой путь до Польши. Ему было присвоено звание старшего лейтенанта, и он уже занимал должность политработника (инструктора политотдела дивизии), а затем и военного журналиста.

Он работал в дивизионной газете «Сталинец» 273 стрелковой дивизии в составе Сталинградского, Донского, Брянского, 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Фронтовые стихи и очерки поэта публиковались под псевдонимом А. Сувар.

В Польше, в боях под городом Красник, Петр был тяжело ранен и был вынужден отправиться на длительное лечение в госпиталь.

Затем — демобилизация. Больше на фронт он не вернулся.
Фото Петра Хузангая

Жизнь после войны: семейная и общественная

Сразу после войны Петр Хузангай начал работать в Москве. Именно в Москве произошло знакомство Петра Петровича с будущей женой — Верой Кузьминичной Кузьминой (ныне — народной артисткой СССР и почетным гражданином Чувашской республики).

В феврале 1941 г. талантливая девушка приехала в Москву в только что открывшуюся первую чувашскую студию в ГИТИСе им. А.В. Луначарского. На несколько лет столица становится родным домом для артистки.
Вера Кузьминична Кузьмина
Вера Кузьминична Кузьмина
Сюда же, в сороковые годы, приехал на лечение после фронтовых ранений Петр Хузангай, уже известный к этому времени чувашский поэт. И студенческая молодежь ГИТИСа навещала его в госпитале. Там и состоялась первая встреча поэта и артистки. Сама Вера Кузьминична говорила так: «Как выяснилось позже, мы жили в одном общежитии. Петр Петрович на мужской половине, я — на женской. Сразу после войны, в 1946 году, стала женой Хузангая».

Петр устроился переводчиком для чувашской студии в Государственном институте театрального искусства. Супруги прожили в браке 24 года, до самой смерти поэта. У них родился сын, которого назвали Атнер, и дочь — Салампи. Сын, как и его прославленный отец, связал свою жизнь с литературной деятельностью. Он филолог.
Вера, Атнер и Петр Хузангай
Вера, Атнер и Петр Хузангай
Середина 20 столетия для поэта — время заграничных поездок, познания большого мира. Он побывал, как литератор, во многих европейских странах как социалистического лагеря, так и в капиталистических. А уже в 1950 г. Верховный Совет Чувашской АССР присвоил Хузангаю почетное звание народного поэта Чувашии.

Поэт не только пишет стихи, но и продолжает учиться. В 1955 г. Хузангай становится слушателем Высших курсов при Литературном институте имени А. Горького.

В 1967 г. за поэму «Великое сердце», цикл стихов «Дальний полет», литературные статьи и очерки П. Хузангай удостоен Государственной премии ЧР К.В. Иванова, а в 1969 г. — премии Михаила Сеспеля.
За трудовые и военные заслуги П. Хузангай был награжден:
  • орденами «Красной Звезды», «Трудового Красного Знамени» (дважды)
  • медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией» в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

В послевоенные десятилетия Хузангай вел активную общественную жизнь. Он был депутатом Верховного Совета РСФСР, Верховного Совета Чувашской АССР. Работал председателем правления Союза писателей Чувашской АССР.

Он был членом правления Союза писателей РСФСР и СССР. Петр Хузангай являлся организатором движения защитников мира, а также участником Ташкентской конференции писателей стран Азии и Африки. В Болгарии его называли чувашским послом.
Петр Хузангай
Последние 10 лет своей жизни (с 1960 по 1970 гг.) литератор проживал в доме 38 по пр. Ленина в Чебоксарах, где сегодня установлена мемориальная доска. В этом доме и умер великий сын чувашского народа после тяжелой болезни 4 марта 1970 г. Похоронен он на старом городском кладбище по ул. Богдана Хмельницкого.

Сегодня, спустя почти полвека, произведения чувашского поэта по-прежнему актуальны и раздаются на многих языках мира. Стихи Хузангая переведены на 25 языков: английский, болгарский, венгерский, вьетнамский, немецкий, румынский, французский, чешский и другие. В русском переводе издано девять книг.
В развитии чувашской словесности я вижу пять столпов: Яковлев — Иванов — Ашмарин — Сеспель — Хузангай. Первые двое открыли в чувашском языке сокровищницу словарного запаса диалекта анатри, следующие за ними сумели придать этому богатому языку особый лад за счет диалекта вирьял, а Хузангай, вместе со своими современниками и молодежью, которые без всякого колебания приняли сеспелевские нормы, возвеличил звучание чувашского стиха до вершин европейской культуры.
Василий Митта
Василий Митта
чувашский поэт
Строки стихов Хузангая звучат, как наказ потомкам, как нужно жить, как важна атмосфера дружбы, взаимоуважения, согласия между народами.
Живем среди татар в ладу и мире.
Два языка мы знаем, третий — наш…
В соседних памятных селеньях
Татарин, русский и чуваш
Зовут друг друга с уваженьем
Иптэш, товарищ иль юлдаш.

Короткие факты

Имя Хузангая присвоено ДК Текстильщиков, улице и библиотеке в Чебоксарах, библиотеке в Новочебоксарске.

В деревне Сихтерма Алькеевского района республики Татарстан (родина поэта), есть музей П.П. Хузангая.

Первое упоминание о Старой Сихтерме содержится в архивных документах за 1689 г., хотя в некоторых энциклопедических словарях временем основания села называется первая половина 18 века.

С 2002 г. в с. Сиктерме республики Татарстан работает музей народного чувашского поэта и общественного деятеля П.П. Хузангая. В его фонде — личные вещи поэта и оригиналы его произведений.

В 2006 г. в Чебоксарах в сквере перед Чувашским государственным институтом культуры и искусств был открыт памятник народному поэту Чувашии.

Петр Хузангай перевел на чувашский язык «Евгения Онегина» и «Полтаву» А.С. Пушкина, «Горе от ума» А.С. Грибоедова, поэму «Двенадцать» А. Блока, поэму «Владимир Ильич Ленин» В.В. Маяковского, «Ромео и Джульетту» У. Шекспира, стихи Тараса Шевченко.

Другие известные люди Чувашии

Made on
Tilda