Напишите нам
Ваше имя
Ваш e-mail
Сообщение

Константин Иванов — классик чувашской литературы

Константин Иванов — один из самых заметных чувашских поэтов, основоположник национальной литературы. Его имя как автора бессмертной поэмы «Нарспи» хорошо известно во всем мире.

Детство поэта

Константин Иванов родился 15 (27) мая 1890 г. в селе Слакбаш Белебеевского уезда Уфимской губернии (ныне — Белебеевский район республики Башкортостан).

Его родители — Василий Николаевич (1870–1919 гг.) и Евдокия Васильевна (1866–1946 гг.) — считались довольно зажиточными крестьянами.

Семья Ивановых принадлежала к известному чувашскому роду Пртта (чуваш. Пăртта).

Его самые первые представители — крестьяне приволжского края, которым удалось сбежать от царского притеснения из Чебоксарского уезда в далекие приуральские степи.
В. Н. Иванов, отец поэта К. В. Иванова
В.Н. Иванов, отец поэта. Рисунок К.В. Иванова, уголь. Симбирск. 1911 г.
интересный факт
Семейные предания поэта в целом сохранили достоверную схему родословия: «Моими прямыми предками по линии отца были следующие: от Волка был Волков Иван, от Волкова Ивана — Семен, от Семена — писарь Николай (Мигулай), от писаря Николая — богач Василий, от Василия — я, Константин».
Василий и Евдокия имели девятерых детей: Константина, Екатерину, Марию, Квинтилиана, Прасковью, Петра, Ивана, Валентину и Евгению. Однако двое из них, дочь Екатерина и сын Иван, умерли во младенчестве.

Все дети получили образование. В сталинские годы Ивановым пришлось нести ярмо «раскулаченных». Последние годы жизни мать поэта прожила у дочери Прасковьи, в семье Михеевых.

В роду Пртта стремились к знаниям и образованности. Не только дед и отец, но и тетка Константина были грамотными людьми. В те времена, конечно, это было редкостью, тем более для крестьян.
Е. В. Иванова, мать поэта К. В. Иванова
Е.В. Иванова, мать поэта. Рисунок К.В. Иванова, уголь. Симбирск. 1911 г.

Отец поэта, Василий (Вазинькка) Иванов, являлся одним из самых зажиточных хозяев в округе, активно применял знания по агрономии при ведении своего большого хозяйства. Он свободно говорил на русском, башкирском и татарском языках, выписывал газеты и журналы.
Мать К. В. Иванова, сестры поэта, брат Петр, зять поэта. 30-е гг.
Мать К.В. Иванова, сестры поэта, брат Петр, зять поэта. 30-е гг.
Учеба восьмилетнего Константина началась с посещения сельской начальной школы. Через три года Евгения Николаевна, младшая сестра отца поэта, которая учительствовала в селе Кегень–Васильевка нынешнего Миякинского района, перевела его в свою школу. В 1902 г. после успешного окончания сельской школы он поступает в Белебеевское городское училище.
Белебеевское городское училище, где учился К. В. Иванов.
Белебеевское городское училище, где учился К.В. Иванов.
Затем, благодаря стараниям отца, Константин попадает в подготовительный класс Симбирской чувашской учительской школы. Той самой, основателем и директором которой был чувашский просветитель Иван Яковлев.
Темноволосый, с красивыми чертами лица. Спокойный, тихий. Когда он разговаривал, на его кругленьких щечках видны были ямочки, нос прямой, темно-карие большие глаза излучали свет; временами в этих задумчивых глазах заметны были следы грустинки.
[Описание поэта К. Иванова]
Марфа Трубина
чувашская детская писательница,
заслуженный учитель, одноклассница К. Иванова
В Симбирской чувашской учительской школе проявляются разносторонние таланты юноши. Константин Иванов промышлял столярным делом, занимался резьбой по дереву, писал маслом, делал декорации к театральным постановкам. Он отлично работал руками. Изготавливал шкафы, столы и другую мебель. И даже собрал себе из дерева пишущую машинку. Она, кстати, дошла до наших дней и сегодня хранится в Литературном музее им. К. Иванова в Чебоксарах.

В Симбирской школе: начало литературной деятельности

В 1904 г. талантливый и усердный пятнадцатилетний юноша становится учащимся первого курса центрального чувашского образовательного центра. Здесь он демонстрирует свою любознательность. За короткий срок прочитывает множество произведений русской и западноевропейской литературы, а также проявляет интерес к живописи и скульптуре. Его тяга к живописи была так велика, что он даже задумывался о поступлении в художественную академию.
Симбирская (ныне Ульяновская) учительская чувашская школа, где учился К. В. Иванов.
Симбирская (ныне Ульяновская) учительская чувашская школа, где учился К.В. Иванов.
Увлекается Константин Иванов и фотографией. За годы жизни в Симбирске он запечатлел множество интересных моментов. И даже организовал при школе кружок фотолюбителей.
Когда я говорил с Константином, разговор всегда переходил на тему мировой литературы. Помню, часто спорили о «Божественной комедии» Данте, о «Фаусте» Гете. С возрастом Константин начинает все больше интересоваться произведениями поэтов-классиков. Когда был моложе, он интересовался Пушкиным и Лермонтовым. Помню, как однажды у меня я читал ему «Чайльд-Гарольда» Байрона. В другой раз он принес мне «Историю славянских литератур» Пыпина.
Метри Юман
чувашский писатель, драматург
При этом юноша живо интересуется национальной культурой. Приезжая в отчий дом на каникулы, он записывает семейные предания и воспоминания стариков–односельчан, тексты заговоров, народных молений.

Так, летом 1906 г. в деревнях Кайраклы и Кистенли Белебеевского уезда он записал тексты чувашских языческих молений и наговоров.

Тогда же Константин приступил к составлению серии рассказов по семейным преданиям под общим названием «Два рода» («Волки», «Старуха Прта»).

Талантливый юноша не мог не привлечь внимание самого Ивана Яковлева. По его просьбе Константин Иванов начинает работу над религиозными текстами, в том числе над переводом «Псалтыри» на чувашский язык.
И. Я. Яковлев с К. В. Ивановым. Из иллюстрации П. В. Сизова
И.Я. Яковлев с К.В. Ивановым.
Из иллюстрации П.В. Сизова

«Вставай, подымайся, чувашский народ!..»

В конце 1905 г. в Москве началась первая русская революция. Но не утихали матросские и солдатские бунты, крестьянские восстания по всей империи. Не остались в стороне и ученики яковлевской школы.

Юный и пылкий Константин Иванов пишет «чувашскую марсельезу» — «Вставайте, подымайтесь, чуваши!», своеобразное переложение французского революционного гимна.
Вставай, подымайся, чувашский народ!
Встань на войну, люд голодный!
Пусть народ ненависть покажет свою —
Вперед, вперед, вперед!

Зимой 1907 г. поэт в числе 37 учащихся первого класса Симбирской чувашской учительской школы подписал два заявления–протеста против шовинистически настроенного преподавателя Д.И. Кочурова.

«По мере приближения зимних каникул ученики первого класса начали поговаривать, Д.И. Кочуров ненавидит чувашей, оценки ставит не объективно».

Кроме того, воспитанники школы распевали революционные песни, повесили красный флаг на здании школы.

Поэтому класс, где учился Иванов, был распущен распоряжением попечителя учебного округа. Ученики разъехались по домам. Пришлось вернуться в родную деревню и самому поэту.
К. В. Иванов. 1906 г.
К.В. Иванов. 1906 г.
Ему было выдано свидетельство об увольнении, которое гласило: «Предъявитель сего воспитанник 1 класса Симбирской чувашской учительской школы Иванов Константин уволен в дом родителей, в удостоверение чего и выдано ему, Иванову, настоящее свидетельство.
Город Симбирск, 8 марта 1907 г. Инспектор И.Я. Яковлев».
интересный факт
Из стен чувашской учительской школы вышли на путь социальной борьбы такие видные революционеры, как Тимофей Таэр, Даниил Эльмень, Дмитрий Юман, Гавриил Алюнов, Тимофей Кривов.
В августе 1907 г. он пытался поступить в Благовещенскую учительскую семинарию Уфимской губернии, но получил неудовлетворительную оценку на экзамене по Закону Божию и не был принят. Так, он снова оказался в родном Слакбаше.

Расцвет литературной деятельности К. Иванова

Позже, когда о бунтарстве учеников школы позабыли, по приглашению И. Яковлева Константин Иванов выехал в Симбирскую чувашскую учительскую школу для работы в переводческой комиссии. Яковлев привлекает поэта для работы по переводу книг на чувашский язык для печати. Константину была выделена небольшая комната, а обедал он вместе с учениками в школьной столовой.

Константин Васильевич переводит стихотворения М.Ю. Лермонтова «Узник», «Волны и люди», «Парус», «Горные вершины», «Утес», «Чаша жизни». Выполняет переложение на чувашский «Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Тогда же им были переведены на чувашский язык произведения П. Огарева, А. Кольцова, Н. Некрасова, А. Майкова, К. Бальмонта.
К. В. Иванов с братом Квинтилианом. 1910-1911 гг.
К.В. Иванов с братом Квинтилианом. 1910-1911 гг.

Это был период неистового творчества Иванова. В 1907–1908 гг. поэт создает целый ряд оригинальных произведений: трагедию «Шуйттан чури» («Раб дьявола»), баллады «Тимĕр тылă» («Железная мялка»), «Тăлăх арăм» («Вдова»), завершает поэму «Нарспи». А ведь тогда ему было всего-то 17–18 лет!
Этот невероятный взлет поражает наше воображение, ибо в трех тысячах стихотворных строк встает целая энциклопедия чувашской жизни.
чувашский поэт
Не забывает поэт и о своей альма-матер. В 1908 г., в год 40-летия Симбирской чувашской учительской школы, он посвящает ей стихотворение «Хальхи самана» («Наше время»). Кроме того, молодой человек готовит фотоальбомы с наиболее интересными моментами из жизни школы.

В этом же году в симбирской типографии при поддержке И.Я. Яковлева издается книга «Чăваш халапĕсем» («Сказки и предания чуваш»). В нее вошли творения нескольких чувашских поэтов (М. Федорова, К. Иванова, Н. Шубоссинни), в том числе оригинальные произведения К. Иванова. Именно в этой книге впервые была напечатана поэма «Нарспи», вызвавшая всеобщий восторг.

В 1909 г. девятнадцатилетний поэт экстерном сдает экзамен на звание народного учителя рисования в женском двуклассном училище при учительской школе. Но сразу приступить к педагогической деятельности ему не удается. Ярые нападки на Симбирскую чувашскую учительскую школу, запреты на чувашское книгоиздание наглухо закрыли двери перед талантливым «инородцем».

Молодой человек покидает Симбирск. Он проводит лето и осень вместе с бывшим учителем Икковской школы Чебоксарского уезда Н.Ф. Беляевым на землемерных работах в Сызранском уезде. Только в ноябре 1910 г. выпадает ему возможность вернуться в Симбирск. В сентябре 1911 г. его, наконец-то, допускают к преподаванию чистописания, черчения и рисования.

К. В. Иванов с Ф. Н. Сергеевым (слева) и Н. Ф. Беляевым (справа)
К.В. Иванов с Ф.Н. Сергеевым (слева)
и Н.Ф. Беляевым (справа). Фото К.В. Иванова
Это был период постоянных творческих поисков поэта. Так, Константин Иванов со своим близким другом, писателем и композитором Федором Павловым, задумали поставить национальную оперу по мотивам сюжета «Нарспи». Но начатая работа не принесла результатов, на ее пути оказалось слишком много препятствий. Не только материальные затруднения, но и непонимание со стороны властей.
К. В. Иванов, Ф. П. Павлов, Н. С. Сергеев. 1912 г.
К.В. Иванов, Ф.П. Павлов, Н.С. Сергеев. 1912 г.
В 1911–1913 гг. поэт выступает в качестве художника–иллюстратора книги Ивана Трофимова «Букварь для чуваш с присоединением русской азбуки». В букварь вошли песни «Телега» и «Дождь», переводы стихотворения в прозе «Ласточка», сказки «Репка» и стихотворной загадки «Времена года». Также Иванов участвует в подготовке сборника «Образцы чувашских народных песен и текстов к ним» своего друга фольклориста Петра Пазухина. В этой книге были опубликованы тексты песен, записанных К. Ивановым: «Лист березовый», «Черная коровушка», «Чибис», «На горе крутой».
К. В. Иванов с П. В. Пазухиным, Ф. Т. Тимофеевым, Н. В. Васильевым-Шупуссинны
К.В. Иванов (справа) с П.В. Пазухиным, Ф.Т. Тимофеевым, Н.В. Васильевым-Шупуссинны. Фото К.В. Иванова

Поэма «Нарспи»

Поэма «Нарспи» считается вершиной творчества Константина Иванова. Это глубокое произведение о трагической любви бедняка Сетнера к девушке Нарспи, дочери богатых родителей. В поэме наглядно прослеживается неприязнь автора к социальной несправедливости, его мечта о свободе для чувашского народа.

Трагедию любви Нарспи и Сетнера сравнивают с шекспировской драмой «Ромео и Джульетта». Также произведение называют «энциклопедией жизни чуваш», как в свое время роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин» именовали «энциклопедией русской жизни».
Поэма «Нарспи»
Поэма «Нарспи»

Гуманизм — вот, к чему обращается душа поэта. Символом личной веры К. Иванова стали слова из поэмы «Нарспи»:
Нет сильнее человека
Во Вселенной никого:
Он на суше и на водах
Стал хозяином всего.

Поэма «Нарспи» переведена на многие языки мира. На русском языке поэму можно прочитать в шести переводах таких мастеров слова, как А. Петтоки, В. Паймен, П. Хузангай, Б. Иринин, А. Жаров, А. Смолин. Восторженные отзывы на произведение оставили русские поэты А. Твардовский и П. Тычина, писатель А. Фадеев, французский поэт-переводчик Леон Робель.
Подлинная народность, высокая простота, огромная эмоциональная сила, композиционная стройность, колоритность пейзажа, осязаемость и пластичность образов, законченность их характеров, стремительное развитие сюжета, трагедийность по самой социальной сути, вместе с тем удивительная целомудренность, чувство меры, проникновение в глубину народной психики — вот что подкупает нас в «Нарспи». Поразительнее всего то, что поэма написана юношей семнадцати-восемнадцати лет.

«Нарспи» — поистине глубоко народное произведение, которое, с одной стороны, продолжает традиции чувашского народного творчества, а с другой — стоит на уровне лучших образцов тогдашней русской поэзии. Поэма обладает замечательными художественными достоинствами, которые обеспечивают ее прочный успех и долгую жизнь.
чувашский поэт
В Литературном музее им. К. Иванова в Чебоксарах хранятся 29 переводов поэмы на различные языки России и мира, в том числе на татарский, марийский, башкирский, немецкий, венгерский, турецкий, мордовский, азербайджанский, украинский, болгарский. К 100-летию со дня рождения автора поэма вышла на английском и якутском языках.

По мотивам этого произведения создано несколько пьес, а на сценах Чувашского театра оперы и балета и Филармонии поставлены опера и мюзикл.
Опера «Нарспи» в Театре оперы и балета г. Чебоксары
Опера «Нарспи» в Чувашском государственном театре оперы и балета г. Чебоксары

Последние годы жизни поэта

Осенью 1914 г. Константин Иванов внезапно заболевает туберкулезом (чахоткой) легких и катаром желудка. По некоторым сведениям туберкулез — наследственная болезнь в семье молодого человека. Словно предчувствуя свою короткую судьбу, он совершает поездку в Тарханы на могилу Михаила Лермонтова, одного из своих любимых поэтов.

Поэт в последний раз возвращается к себе на родину. Через год болезнь обостряется и ранним утром 13 марта 1915 г. он умирает в отцовском доме — в возрасте всего 24 лет. До своего двадцатипятилетия чувашский гений не дожил немногим более месяца. Но за свою короткую жизнь он успел сделать столько, сколько другим не удается и за сотню лет!
Могила К. В. Иванова
Могила К.В. Иванова
Нужно учесть, что многое из творчества Константина Иванова просто не сохранилось. Во время пожара дома родителей сгорели тетради стихотворений и стихотворных переводов поэта. В них был и перевод поэмы Гете «Рейнеке-Лис». Сгорел и альбом рисунков.

Любовь чувашского народа к своему талантливому сыну отлично выразил в стихах Петр Хузангай, который писал:
Пройдут года. Пройдут десятилетья.
Живую память время не сотрет:
Поэта слава ширится на свете,
Она достигнет мировых высот,
Пока чуваш зовет себя чувашем
И ласковое солнце светит нам,
Холодный пепел времени не страшен
Чудесной песни пламенным словам.

Иванов известен не только как автор стихов, поэм, переводов классической русской литературы, но и как мастер портретной живописи, автор графических работ и скульптур. До наших дней сохранились портреты маслом И.Я. Яковлева и преподавателя Н.Н. Никонорова, акварельные рисунки, приписываемые его авторству.
Я никогда не перестану удивляться и поражаться чудом, имя которому Константин Иванов. О нем я сужу не только по его широкой славе, а по свету, звучанию, аромату, по сути каждой его поэтической строки. Ибо, как сопереводчик «Нарспи» — на башкирский язык, я испытывал неописуемый праздник в себе от прикосновения к этому шедевру, от причастности к нему. В Иванове я вижу высшее проявление раскованного творящего духа нации. Он дал беспредельную свободу чувашскому слову и долговечную жизнь ему. Это был неповторимый взлет.
Мустай Карим
башкирский поэт
Язык Иванова – это кристально чистый, настоящий язык поэзии, «точная копия» крестьянского языка, в нем не найдешь специально придуманных слов, для него чуждо ложное искусство. Действительно, хоть и в книгах Иванова чувствуется влияние чувашских народных песен, это есть своеобразие языка; написать поэтическими средствами так образно, словно вышитый платок, может только действительно значимый, достигнувший мирового масштаба поэт.

В творчестве Иванова проявились народность языка, его самые добрые, чистые, святые помыслы и дела, а также поднятые на литературный Парнас самые лучшие формы народного языка. Все это неразрывно связано в таланте
Иванова.
Андраш Рона-Таш
венгер­ский языковед, историк, тюрколог

Короткие факты

  • В честь поэта названы сквер и улица в Чебоксарах.
  • Его имя присвоено Чувашскому государственному академическому драматическому театру.
  • Имя Константина Иванова носит Литературный музей в Чебоксарах.
  • В д. Слакбаш открыт мемориальный дом-музей поэта.
  • 1990-й год был объявлен ЮНЕСКО годом Константина Васильевича Иванова в честь 100-летия со дня рождения поэта.
  • В 1991 г. выпущена монета в честь 100-летия К.В. Иванова. Номинал — 1 рубль. На аверсе изображен герб СССР и надписи «СССР», «1 рубль», «1991». На реверсе — профиль поэта, надписи «1890–1915», «К.В. ИВАНОВ».
  • 2015 год в Чувашской республике был объявлен годом К.В. Иванова.

Другие известные люди Чувашии

Made on
Tilda