Напишите нам
Ваше имя
Ваш e-mail
Сообщение
#ЧЕБОКСАРЫСЕРДЦЕВОЛГИ

Дом купца Зелейщикова

История о том, как частный особняк превратился в настоящую городскую достопримечательность.

Справочная информация

Адрес:
улица Сеспеля, д. 17

Век:

XVIII
Объекты рядом:
Храм Михаила Архангела
Успенская церковь
Введенский собор
Свято-Троицкий мужской монастырь
В 1778 году казанский губернатор Платон Мещерский прислал в Чебоксары губернского архитектора Кафтырева. Целью приезда стало снятие планов со всех каменных домов города с целью их исправления и улучшения. Незадолго до этого князь Мещерский удостоил в одном из своих приказов гневной отповедью Чебоксарское купечество за то, что «проезжающему генералитету и другим знатным особам в Чебоксарах квартировать негде. Все потому, что купцы местные привыкли к гнусности житья, а некоторые из них дома свои строят без внутренней отделки умышленно, чтобы миновать постоя».

В документе, хранящемся ныне в Российском госархиве древних актов, также говорится, что единственным порядочным зданием можно признать лишь строение Алексея Кадомцева. На облик его дома князь Мещерский призвал равняться всех домовладельцев в нашем городе.
Рисунок старинных Чебоксар в Эрмитаже. Подполковник Свечин. 1764г.
Изображение здания в оригинальном виде можно ныне найти в Эрмитаже. На нем справа от Покровской церкви среди невзрачных домишек изображен большой каменный дом с мезонином.



Рисунок старинных Чебоксар, хранящийся в Эрмитаже, был сделан «главой сенатской комиссии по ревизии корабельных лесов подполковником Свечиным» в 1764 году. Она была организована по поручению Екатерины II для инспектирования состояния чащ в Среднем Поволжье.

Штришок из Петербурга

По старинным описаниям, дом Алексея Кадомцева находился на левом берегу реки Чебоксарки на территории Кожевенной слободы (сейчас здесь находится причал для частных яхт). Оно выделялось сложной кровлей мансардного типа, было прямоугольным и вытянуто по оси восток-запад. Все помещения строения перекрывались сводами различной конфигураций.
Собор Петра и Павла в Казани с восьмигранными окнами
Характерной деталью архитектурной конструкции являлись восьмигранные окна над дверными проемами как на доме купца Корытова в Ярославле или соборе Петра и Павла в Казани (см. фото справа).


Интересно обрамление оконных и дверных проемов, в отделке которых использовались замковые камни и подоконные полукружия. Подобный декор стал появляться в оформлении многоэтажных зданий Петербурга в 30-х годах XVIII века. И данный элемент четко говорит о годах постройки дома Но как, каким ветром занесло архитектурный шедевр в далекую провинцию? Для этого надо обратиться к летописям и узнать, кем были в Чебоксарах Кадомцевы.

Бурмистр из «первостатейных»

Перелистывая переписные книги Чебоксар за 1717 год можно найти запись о «…вдове Марье Кадомцевой пятидесяти лет, у нее сын Алексей двадцати осьми, у него жена Марья Ивановна двадцати пяти, сын Тимофей году…». Это самое раннее упоминание об Алексее Кадомцеве из всех имеющихся архивных документов.
В ведомостях торговых людей Чебоксар за 1721 год Алексей указывается в числе 29 купцов первой гильдии – «первостатейных».
Правда сам Алексей Кадомцев в заявлении от 1722 года в чебоксарский магистрат, чтобы минимизировать налоги, указывал, что торг у него «… при городе хлебной малой, да отпуски бывают и в другие городы с пушным товаром малые ж». В тоже время купец имел крепостных, что весьма редко для купеческого сословия, и наемных рабочих.

В 1722 году Алексей Кадомцев избирался на должность бургомистра в Чебоксарскую ратушу.
Человек Кадомцев был грамотным – четко свидетельствует об этом его собственноручные подписи под документами: почерк у купца четкий, устоявшийся, доказывающий, что общается человек с пером помногу и постоянно. Свои дела он вел с размахом. Сохранившиеся расписки и доверенности свидетельствуют о его прочных торговых связях с петербургскими торговыми домами. Имел чебоксарец и немало выгодных госконтрактов.
Обозы с товарами
В Северную Пальмиру он отправлял обоз за обозом, продавая водку, кожи, воск и другие товары. Только за транспортировку грузов он уплачивал порой возчикам до тысячи рублей разом.

Это были баснословные суммы, если учесть, что средняя стоимость дома, равного исследуемого нами «всего» 600-700 рублей! Без сомнения, что общение с торговыми кругами Петербурга не могло не вызвать у Кадомцева желание иметь дом «не хуже столичного».

Закат династии

В середине XVIII века Алексей Кадомцев с сыном Тимофеем стали самыми богатыми людьми города (окладная книга за 1758 год). Кадомцевы имели во владении большие участки земли в городе, несколько домов. Попутно расширили сферу торговой деятельности, включая в нее такие города, как Москва и Ростов.
Пожар, разрушивший Чебоксары
В 1773 году финансовое состояние семьи подкосил страшный пожар, в котором погиб почти весь город.
У Кадомцевых сгорели «каменные и деревянные строения при кожевенном заводе, три большие кожевенные избы … у сына его Тимофея и у внучат Ивана и Алексея, а также всякое имение золотые серебряные вещи разные парчи и одежда и всякая посуда и домовые уборы долговые вексели записные книги разные крепости…».
К 1780 году Кадомцев-старший переходит из первой гильдии во вторую, а к 1788 г. – в третью. Одной из попыток избежать разорения становится шаг по продаже знаменитого здания.
Новым владельцем дома с мезонином в 1798 году стал компаньон Кадомцевых купец 3-й гильдии Андрей Слугин. Позже от Слугиных он перешел к купецкой жене Анне Веденисовой. Последней владелицей дома стали мещане Зелейщиковы, пожертвовавшие строение в собственность Николаевского собора в 1903 году. Здание так и запомнилось чебоксарцам как «дом Зелейщикова».

Переезд на новое место

Дом купца Зелейщикова после революции
После революции в доме купца расположилось управление Зеленого базара. Первый этаж использовался под склады и лабораторию. Здесь выдавались разрешения на реализацию мясных и молочных продуктов. Второй этаж был отдан под жилье.

В 1977 году дом Зелейщикова (а также Соляную контору и дом Козьмы Кадомцева) разобрали по кирпичику в связи с тем, что строения попали в зону затопления. Каменные блоки пронумеровали и бережно перевезли к месту временного складирования на улице Сеспеля. В 1985 году из них планировалось полностью восстановить здание. Но нет в России ничего более постоянного, чем временное – под открытым небом кирпичи и блоки пролежали десятки лет. Когда в 1995 году начали воссоздавать дом по адресу Сеспеля, 15, блоки рассыпались в щебень. Более-менее сохранились кирпичи – они пригодились для восстановления Соляной конторы.
Остановка строительства дома Зелейщикова
Дом Зелейщикова удалось поднять лишь до уровня оконных проемов цокольного этажа. А потом все застопорилось из-за нехватки средств в бюджете, стройка заросла крапивой и лопухами.

Частные инвесторы, конечно, готовы были вложиться в дальнейшее восстановление при условии приватизации. Но здание-памятник находилось в федеральной собственности и оформить в собственность инвестор бы его не смог. В начале 2000-годов фундамент здания был передан в собственность Чувашской Республики, а затем и реализован с аукциона в частные руки. По старым фотографиям и чертежам здание было восстановлено. Не хватило только знаменитых восьмиугольных окон.
Леонид Максимов
Газета "Мой район". 13.11.2010

Расположение дома на карте

Другие достопримечательности

Made on
Tilda